Как колумнистки свой жанр придумали

Candice Bushnell

С жанром, который по-английски называется “chick lit”, происходит довольно занятная история. Книги (или же фильмы, снятые по ним) знают многие, но вот само название жанра известно далеко не всем. Получается как у Мольера: мещанин во дворянстве понятия не имел, что настолько умён, что способен говорить прозой. Так и тут: сотни тысяч женщин, а то и миллионы. обожают “Секс в большом городе”, однако при упоминании “chick lit“-а многие (особенно за пределами США) недоумённо вытаращат глаза. Хотя слово введено в обиход почти два десятилетия назад – в 1995 году.

Для начала, определимся с терминами. Слово “chick lit” расшифровывается как “chicken literature”, и по-русски его обычно называют так же: “чиклит“. Хотя можно этот термин и перевести: “литература для цыпочек”, “литература для курочек” – для девушек, попросту говоря. Можно долго спорить, этично или нет так называть женщин (скорее всего, нет), но в любом случае переводить короткое название нет смысла: “цыплит” и “курлит” похожи на несуществующие глаголы, “литцып” труднопроизносимо, а от “литкур” веет тяжеловесным советским канцеляризмом. Поэтому пусть уж остаётся чиклит.

К чиклиту относятся книги о женщинах и написанные в подавляющем большинстве тоже женщинами. Это не классическая “лёгкая” женская литература, к которой относятся знаменитые набившие всем оскомину бессмысленные любовные романы. Но с другой стороны, это и не интеллектуальная проза, написанная женщинами (как, к примеру, книги Айрис Мердок, Дорис Лессинг или – в России – Людмила Улицкая). Произведения в жанре чиклита посвящены современным женщинам, “успешным” и “эффектным”. Они работают на модных должностях, их заработки начинаются с уровня “очень неплохо”, и внешностью их явно не обделили. Возраст героинь варьируется – от двадцати до шестидесяти. Но так как любая литература строится на конфликте, то и в чиклите без него нельзя. Герои (точнее, героини) сталкиваются с разными проблемами. У них может быть всё хорошо в личной жизни, но начинается проблема самоидентификации. Или – общения с друзьями (родителями, детьми, начальством, соседями). Проблемой может стать лишний вес, пагубная привычка, поломка дорогостоящей техники. А иногда и карьера начинает рушиться. Коротко говоря, героини не зациклены на личной жизни, хотя и ей, несомненно, уделяют предостаточно внимания.

Такое разнообразие тем (при том, что слово “разнообразие” можно произнести и с известной долей иронии) обусловлено происхождением чиклита как такового: он вырос из авторских колонок Хелен Филдинг и Кэндес Бушнелл, которые впоследствии на основе своих статей написали ныне знаменитые на весь мир Дневник Бриджет Джонс и “Секс в большом городе”. Другие примеры чиклита – Софи Кинселла и её книги о шопоголике (“Откровения шопоголика” и другие), “Дьявол носит Prada” Лорен Вайсбергер, “Ешь, молись, люби” Элизабет Гилберт и многие другие. Среди российских авторов выделяются Маша Царёва (“Девушка с голодными глазами”), Арина Холина (“Увидимся в аду”; Холина, как и её предшественницы, успешный колумнист, работает в журнале “Сноб”), Оксана Робски (“Casual“).

В своё время британское издательство “Миллз и Бун” отыскало свою нишу в традиционной (которая лишь теперь считается традиционной) любовной литературе. Сто лет назад такие книги стали вызовом эпохи – дамская чувственность нуждалась в “узаконивании”, с тем, чтобы женщину, закрутившую по воле сердца роман на стороне, не считали госпожой Бовари и не обрекали на соответствующие страдания. Чиклит узаконил другие вещи: право современных тридцати-(и старше)-летних женщин на своё место в двух на сегодняшний день наиболее популярных видах искусства – кино и литературе. Читателю и зрителю всегда интересен современный человек, поэтому логично, что интересы женщин, живущих не в прошлом, а в настоящем, женщин, занятых не символизмом и акмеизмом, а своей семьёй, своей внешностью, своим образованием и своей карьерой, вышли на передний план.

Книги в жанре чиклита своей формой чаще всего похожи на “классическую” литературу, продуманностью и замыслом отличаясь от любовных романов, где всё запредельно упрощено и даже примитивизированно. Но по сравнению с классикой чиклит всё же более линеен – как структурой, так и содержанием. Неожиданные сюжетные повороты вполне возможны, а равно (само)ирония героев, реалистичные, не обязательно слащавые финалы и успешные попытки авторов проникнуть в психологию своих героев. Но как бы Филдинг, Бушнелл и их коллеги ни старались, дотянуться до уровня упомянутых Мердок или Лессинг (и уж тем более – Джейн Остин, Мэри Шелли или сестёр Бронте) им невозможно. И дело даже не в таланте – не исключено, что уровень дарования позволяет авторам современных супербестселлеров писать и серьёзные, глубокие романы в стиле Джона Голсуорси, Томаса Манна или Джона Ирвинга. И даже герои могут быть теми же. Но это будет совсем другой угол рассмотрения, подразумевающий гораздо более пристальное внимание к внутреннему миру героев, к их семьям, мыслям, прошлому, сновидениям и драмам. Говоря по совести, персонажи чиклита не бог весть как духовны и весьма маломерны – в угоду чиклиту, их чаще всего интересует какая-то одна сторона жизни (это отнюдь не означает, что все современные женщины такие – это просто жанр такой). Едва ли Филдинг и прочим захочется сворачивать с проторенной тропы – целевая аудитория чиклита (как следствие – возможность коммерческого успеха) гораздо шире, чем у классической литературы. В которой есть свои каноны, а главное – авторитеты, как среди женщин, так и среди мужчин.

Chik LitЕщё одна особенность чиклита – обложки книг и их названия. На обложках обычно красуются чуть упрощённо изображённые женщины, а используемые шрифты чаще всего похожи на те, что применяются в детских книгах. Названия нередко претендуют на отдельное высказывание. Оно необязательно описывает содержание, но почти всегда хочет стать афоризмом. Помимо упомянутых “Дьявол носит Prada” и прочих, упомянем для примера следующие книги: “Признания серийного ухажёра” (“Confessions of a Serial Dater”, Michelle Cunnah), “Мужчины, за которых я не вышла” (“The Men I Didn’t Marry”, Janice Kaplan), “Дженнифер Джонсон надоело быть незамужем” (“Jennifer Johnson is Sick of Being Single”, Heather McElhatton), “Трусики в огне” (“Pants on Fire”, Maggie Alderson) и многие, многие другие…

На родине чиклита, в США, уже довольно давно начался настоящий чиклит-бум: работают специализированные книжные магазины, тематические сообщества появляются в социальных сетях, устраиваются встречи и автограф-сессии. Рассказывают даже, что на практике существуют поджанры чиклита – чиклит для (или про) карьеристок, чиклит для/про пышнотелых девушек, христианский чиклит, еврейский чиклит, чиклит для/про одиночек, свадебный чиклит – и это ещё отнюдь не всё. Чиклит бодро шагает по планете и не собирается сдавать позиций.

Григорий Аросев  

Меню